8 (800) 700-83-83
27 Июля 2009

Пенсии повышенного риска

События прошлой недели указывают на то, что в России фактически прошла новая масштабная реформа пенсионной системы. Во-первых, пенсионные накопления большинства работающих граждан в скором времени могут быть вложены в высокорисковые финансовые инструменты, что, по сути, лишает их накопления гарантированной доходности. Во-вторых, размер самих пенсий будет резко повышен, причем расплачиваться за эту щедрость государства придется либо предпринимателям, либо сотрудникам их предприятий.

Молчание ягнят

Закон, существенно расширяющий права государственной управляющей компании — Внешэкономбанка по управлению пенсионными накоплениями «молчунов» (так называют граждан, не передавших свои пенсионные накопления в управление частным управляющим компаниям), получил путевку в жизнь в сжатые сроки. 22 мая он был принят Госдумой в первом чтении, 22 июня — во втором, 3 июля — в третьем, 7 июля — одобрен Советом федерации, а 20 июля — подписан президентом Дмитрием Медведевым.
Согласно новым правилам, деньги «молчунов», которые ВЭБ до сих пор имел право вкладывать только в госбумаги, теперь могут быть также инвестированы в гораздо более рискованные активы — в частности, в облигации российских эмитентов, удовлетворяющие установленным правительством требованиям, ипотечные ценные бумаги, банковские депозиты, иностранную валюту на счетах в банках, ценные бумаги международных финансовых организаций.
У граждан, правда, есть шанс отказаться от столь широкой инвестиционной декларации и оставить средства в прежнем, консервативном портфеле. Но для этого им надо перестать быть «молчунами», а именно до 30 сентября написать соответствующее заявление в Пенсионный фонд России. Однако, учитывая сжатые сроки, а также опыт предыдущей реформы (за 2002–2008 годы своим правом передать пенсионные накопления в управление частным УК не поленились воспользоваться лишь около 10% россиян), можно ожидать, что таковых окажется немного.
Что же ожидает остальных? Прежде всего — потеря государственных гарантий доходности своих сбережений. Действительно, при инвестировании исключительно в государственные ценные бумаги все вложения, равно как и доходы по ним, гарантированы бюджетом Российской Федерации. При инвестировании на многих других сегментах рынка, предусмотренных новыми правилами, таких гарантий нет. Передача средств в управление государственной управляющей компании гарантирует, согласно закону, лишь безубыточность вложений, но отнюдь не получение дохода.
Отметим, что само по себе расширение возможностей инвестирования пенсионных накоплений — идея вполне разумная. Более рискованные вложения сулят и больший доход, сбалансированный инвестиционный портфель должен включать диверсифицированный по рискам набор активов. И до кризиса частные управляющие компании за счет этого действительно показывали доходность выше ВЭБа, правда и в период кризиса, когда риски реализовались, потеряли больше. Кроме того, «возможность» не означает «обязанность»: никто не мешает ВЭБу в смутные времена продолжать придерживаться ультраконсервативной политики и при управлении «расширенным» портфелем. Однако ряд деталей заставляет усомниться, что истинная цель принятия закона — действительно забота о доходности инвестирования пенсионных сбережений граждан, а ВЭБ действительно предпочтет консервативные направления инвестирования.
Во-первых, сам момент и быстрота принятия закона. Если бы речь шла просто о расширении возможностей для инвестирования пенсионных накоплений, следовало бы принять подобный закон в докризисный период (о чем тогда и говорили многие эксперты). Тогда бюджет страны был профицитным, государство не нуждалось в новых заимствованиях и ВЭБу с его пенсионными деньгами действительно было тесно на рынке госдолга — инвестируя в него, он, по сути, снижал доходность своих же вложений. Сейчас ситуация иная. Бюджет дефицитен, причем дефицит велик. Это автоматически означает новые госзаимствования, так что ВЭБ без помех мог бы продолжать размещать средства на рынке госбумаг, причем с гораздо более высокой, чем раньше, доходностью.
Во-вторых, малый срок, оставленный гражданам на то, чтобы избежать попадания в более рискованную категорию инвесторов. К чему такая спешка? Создается впечатление, что власти пытаются обеспечить возможность инвестирования как можно большей суммы средств именно в новые категории активов, причем как можно быстрее.
Логично предположить, что средства Пенсионного фонда будут в спешном порядке брошены на то, на что у государства не хватает денег, либо на то, на что тратить бюджетные деньги не совсем удобно или даже невозможно по закону о бюджете. А именно на экстренную поддержку конкретных предприятий (поскольку ничто не мешает ВЭБу выкупить эмиссию облигаций «нужной» компании), а также на поддержку банковской системы путем размещения средств на депозитах (после чего осчастливленные банки смогут пустить эти деньги опять-таки на кредитование конкретных предприятий). И если часть подобных инвестиций окажется не совсем удачной, потери гражданам никто компенсировать не будет.

Золотой телец

Денег же у государства действительно становится все меньше, причем не в последнюю очередь из-за того, что власти решили порадовать пенсионеров. Правда, не будущих, а нынешних.
17 июля Госдума приняла закон, предусматривающий существенное повышение пенсий уже с 2010 года. Согласно ему, будет произведена валоризация, то есть перерасчет пенсионных прав, приобретенных до 1 января 2002 года. Предусматривается увеличение расчетного пенсионного капитала застрахованных лиц на 10% и сверх того на 1% за каждый год общего трудового стажа, приобретенного до 1 января 1991 года. Вводится понятие «минимальный уровень пенсионного обеспечения граждан» — с 1 января 2010 года размер пенсии с учетом других мер социальной поддержки пенсионеров не может быть меньше прожиточного минимума пенсионера, установленного в субъекте РФ. Есть и другие новации.
Кроме того, в планах правительства — увеличение базовой части пенсии с 1 декабря 2009 года (на 31,4%) и индексация страховой части с 1 августа 2009 года (на 7,5%). В сумме же, как заявил в прошлый вторник премьер-министр Владимир Путин, реализация всех этих мер приведет к тому, что в 2010 году пенсии должны вырасти на 45,9%. При этом, как пообещал премьер, «средняя трудовая пенсия по старости превысит размер 8 тыс. руб.».
По оценкам экспертов, валоризация обойдется бюджету в 2010 году в 500 млрд руб., всего же на покрытие дефицита бюджета Пенсионного фонда потребуется 1,1 трлн руб. Финансировать эти обязательства придется за счет средств суверенных фондов — фонда национального благосостояния и резервного фонда, суммарный размер которых сейчас составляет порядка 5,3 трлн руб.
Однако понятно, что резервные фонды не вечны и, если резко не изменится конъюнктура рынка нефти или российская экономика внезапно не «выпрыгнет» из кризиса, они истощатся довольно быстро — буквально через год-другой. Ведь помимо пенсионных целей они расходуются на решение и иных задач — например, в прошлую среду Владимир Путин подписал постановление правительства о выделении в июле—сентябре 2009 года 1,36 трлн руб. из резервного фонда на покрытие дефицита федерального бюджета. Отказаться же от взятых на себя обещаний перед пенсионерами властям будет весьма непросто.
Выход останется только один — повышать налоги. Конечно, формально это будут налоги на бизнес. Но поскольку отчисления в пенсионный фонд формируются за счет налогообложения фонда оплаты труда, во многих случаях, думается, это неизбежно приведет к падению зарплат — просто из-за угрозы потери в противном случае рентабельности бизнеса.

Елена Алеева, Петр Рушайло
Коммерсантъ-Деньги, N29, 27.07.2009, с. 8, 9


Возврат к списку